тексты

Рекламный пример

В торговом центре на всех телевизорах одна и та же реклама. Демонстрируется день счастливой семьи, которая посещает торговый центр. Подъезжают на минивэне и паркуются поперек парковки. Мама 23-х лет, папа неопределенного возраста, двое детей 6 и 5 лет. Мама выбирает покупки. Кладёт в корзину ананас. Папа покупает ботинки. Дальше хаотическое движение на разных этажах: человек идёт в одну сторону, оказывается в другой — позади себя или на этаже выше. Потом ролик показывает, как дети идут в кино и смотрят фильм в пустом кинозале. А папа с мамой сидят в ресторане. Он в полосатой футболке изыскано пьёт вино.

Если Вы что-то пропустили то повторюсь, что маме не больше 23 лет, а старшему ребенку не меньше 6.

Почему я занят, игра и мечта

Вот почему я занят.

Замечено странное. Если начинаю читать Роберта Гэлбрейта (под псевдонимом скрывается Сами Знаете Кто) меня выбивают из чтения срочные дела.

Игра разума.

У Главной, когда она остаётся со Старшей и Младшей, самая любимая игра военная. Убивают в первом же бою и остальное время она лежит мертвая.

Одной мечтой меньше.

За вчерашний день перевыполнил мечту. В Инстаграме один пост получил больше 2 тысяч лайков. А я вчера еще думал, постить ли этот рисунок.

Выслушать, герои, лету конец, астроном, влюбленность, лист и мудаки

Как у Довлатова, Царство ему небесное.

Одна из дам на работе выслушивает мои рекомендации. Задался вопросом — почему не следует? У нее задача заканчивается на «выслушать».

Насмотрелся героев меча без магии.

Всё! Можете корчить из себя знатоков кино. Я посмотрел седьмую серию седьмого сезона. Так себе кинишко, но драконы понравились.

Накануне 1 сентября.

Завтра опять будут спрашивать, как провел лето.

Астроном, блять.

Я — гений. Сейчас открытие будет. Вот оно. Если Земля движется по эллипсу, то зима должна быть два раза в год.

Не знаю уж про что, но вышло это.

Что ж ты мне пишешь… С ошибками пишешь.

Страх влюбленности.

Ощупываешь себя мысленно: не влюбился ли? Живой, вообще? А она не только не думает о тебе, но и даже не знает о твоем существовании.

Как банный лист к лобовому стеклу.

На дворнике листик. Он с утра прицепился и катается как на качелях. Идёт дождь.

И закончим радостным утверждением.

Мудаки не вечны. Они заканчиваются.

«Где-то под Гроссето» Марина Степнова (отзыв)

Это сборник рассказов, которые все разом читать нельзя. Рассыпитесь от термообработки. Интенсивно и сильно. У Степновой иначе не бывает. Наверное, она современный классик и уже стоит при встрече с ней целовать её подошвы. И ставить себя не выше щиколотки.

Один из рассказов так и не смог прочесть, потому что слишком жестокосердный текст вышел. По всем меркам — чересчур. Он, вероятно, слабже всех у нее. Там про неизлечимо больную. Попадётся — не читайте. Всё остальное настоятельно рекомендуется. Очень кошерно.

Серебряков in the House, китайцы, где ходят, пень, расстояния, пончиковая и подворотня

Это смотреть невыносимо.

Алексей Серебряков полез изображать доктора Хауса. Ну, ептвоюмать. Как можно развидеть трейлер? Хотя… Весь сериал за один ролик посмотрел.

20 тысяч подписчиков. Некоторые пишут иероглифами.

В Инстаграме какие-то китайцы мне что-то пишут. Хрен их знает, что. Может быть, на работу приглашают.

С детьми лезут под колеса. Трижды за один день.

Скажи им ездить здесь, а ходить там, они все равно будут ходить там, где ездят и ездить там, где ходят.

Какой чудесный день. И пень.

Сегодня опять пойду изучать свои старые места. Еду по прямой до ВДНХой.

Не замечаю расстояний.

С возрастом становишься значительно сильнее во всех отношениях. Испытываю справедливость собственной гипотезы. Вроде да.

Солнечно, настроение увеличивает обороты. Несёт.

Знаменитая пончиковая. С голодухи сожрал 8. Горячие, в пудре и с чаем. Офигительное удовольствие за 160 рублей и с толкающейся публикой.

Прикольная подворотня. Сколько бы ни ходил, одно и то же. Кстати, сколько я там не был? Года 4?

Судя по запаху и элегантности окрестностей, в этой подворотне только что закончилось 1-ое сентября и начался конец демонстрации 7 ноября.

Блондинка, тормоза, апорт и велосипед

Моя любимая блондинка из утреннего кафе (большая грудь, лицо Мэг Райан) зарылась в телефоне. Уж не умные ли мысли она там записывает?

Невыносимо стоять позади тормозов.

Предлагаю до банкоматов допускать только при предъявлении диплома о высшем образовании.

Отношения между детьми напрягают больше, чем отношение к детям.

Старшая играет с младшей. Бросает её игрушку и кричит: «Апорт!»

Все равно уже не мой.

Всем, кто спиздил велосипед сегодня ночью, мы говорим спасибо.

Записки из внутреннего космоса. Пара мест.

Гулял по своим местам. Был в некоторых. Записки оттуда.

Сегодня встречаюсь с бывшим собой. Изменился как.

Бульвар как ремонтировали, так и ремонтируют, а Сбербанк как не работал, так и не работает. Пивная, как глупость человеческая, на месте.

После пахнущих железом и пылью промышленных районов, пошли редкие кварталы, где по-прежнему живёт моя любовь.

В этом месте запахи тления и вечная осень. Тут царство вахтёров и большегрузных фур. Страна стареющих, разочарованных мужчин.

Вчера в мире быдловатого гламура был, сегодня турист рабочих окраин. Не знаю никого другого, кто любит это разновкусие. Я люблю.

А в этом лесу живёт дважды бывшая и две несостоявшиеся. Также здесь два варианта меня. Очень хорошее место.

Основная часть путешествия обошлась в 22 тысячи шагов.

За деревьями море

Я живу в приморском городе. Блочные или панельные дома — не очень хорошо разбираюсь в строительстве — обтесало морским воздухом и жарой. Тепло, бездельно, зелено и тихо. Местные ходят в тапочках и живут ветренно, отчего из их глаз выдуло всю темноту, обелило и закалило. Они слегка не в себе. Не глаза, а местные. Они немного растения. Ходят бесцельно, белый хлеб жуют, одеваются в льняные рубашки и бриджи. Женщины склонны к полноте, мужчины худы, как щепы.

Катаюсь на велосипеде, изнываю от жары. Ничего не могу ни писать, ни читать. Рисовать могу. Если полезным займусь, то тут же найдется масса дурацких занятий, которые отвлекут меня. Здесь что-то другое считается основным и главным. Мне казалось, что это безделье, но только первые три дня. Потом привык.

На море я не хожу. Здесь никто не ходит. Даже на пляж, чтобы побродить. Выпить туда, правда, наведываются. Но и все. Больше ни для чего пляж не используют. Я тоже не использую. В принципе не люблю купаться. Море должно быть для возможности. Чтобы пахло и присутствовало. Чтобы было там и никуда не уходило. Чтобы можно было вернуться к нему в любой момент. Чтобы было. Там, за деревьями.

Пьяные, интеллект, примета, горные евреи, дракон, мыло и люди

Еду на велосипеде, оглядываюсь по сторонам. Потеплело (я о погоде) и из под камней повылазило всякое.

Сегодня много пьяных. Невооружённым глазом заметно, как их развозит по бульварам, лавочкам и вширь.

Ну, тут все ясно.

По силе интеллекта я догонял бы Быкова, если бы Быкову сейчас было лет пять.

Не слажу с телефоном и с телефона.

Примета: если берёте отпуск на 2 недели, первую неделю проведёте в телефонной суете.

Бытовой национализм.

В который раз рассказывают про каких-то горских евреев. Дескать, есть просто, а это вааще. Ну, в кубе евреи. Хуй знает, что плетут.

Классная серия про Игру престолов.

Впервые увидел, как атакует дракон.

Мне больше нравится, когда пахнет мылом обычным. Не химией.

Иной раз пахнет от женщины мылом хозяйственным.

Секунда самоуничижения.

Из всех, кого я знаю, я хуже всех разбираюсь в людях.

«Железные острова» Александр Бушков (отзыв)

Еле домучил. По-прежнему бесило неровное повествование. Герои появляются будто-бы из ниоткуда. А потом мешают своими одинаковыми именами или хаотичным поведением. Главный герой их по своему усмотрению тасует. И все у него гладко, да спорно. На то, на что у ходит жизнь не просто отдельного человека, а жизнь целых поколений, товарищ майор с лёгкостью решает минуты за три, а потом топчется на том месте, на котором автор ещё не придумал, куда дальше двигаться. Тьфу ты. Знать бы, если и дальше так, то читать не стоит. Но я не знаю.