читальня

«Ещё один великолепный миф» Роберт Асприн (отзыв о книге)

Это небольшая и старая (1978 год) книга. Вероятно, стоит во втором ряду от Желязны и начинает сериал, который называется МИФ. Сериал включает в себя 19 книг.

На русский переведена очень хорошо. Видны старания переводчика. Трудные места с аллюзиями на образцы американской культуры не всегда получаются ровно, но если кому не нравится, пусть сделает лучше.

Раньше я слышал об этом писателе, но забыл. В поисках хорошего, доброго фэнтези-сериала, нашел вот этот. Первая книга в целом понравилась. Не сказать, что прям ах какой заверченный сюжет, но что вы хотите — семидесятые годы прошлого столетия. Сойдёт для сельской местности. Кстати, в прямом смысле. Отлично читать это в деревне, когда на улице дождь. Вот, например, как сегодня. Но для меня эта книжка уже кончилась, пора тянуться за следующей.

Кстати, Роберт Асприн, спасибо за доставленное удовольствие. Однако, название все-же дурацкое. Какое-то детское, не обещающее ничего остроумного. Но это не так, хотя, конечно, юмористическое фэнтези это не образец жанра. Обязательно было бы полотно из имен рыцарей, полифонию и мрачность церемониальных описаний. Это вам в другую дверь. Философию, нравоучения и жизненный опыт офисной вонючки можно без труда добавить мысленно, тогда выйдет вполне современное чтение. А так, это как бы подростковый текст. Ну и пусть. Мне понравилось.

Европокеты — книжный формат с разворотом в 360 градусов

«Эксмо» начинает выпускать книги в современном формате «европокет». Такая книга компактнее аналога в твердом переплете и долговечнее «покета». Мягкая, но прочная обложка «европокета» разворачивается на 360 градусов и не расклеивается. В планах за полгода 50 изданий в этом формате. На широких полях можно делать заметки, крупный шрифт не напрягает зрение, клапаны на обложке работают как закладка.

Вдохновляет, что «еропокеты» это история про офлайн. И то, что издательство будет штурмовать формат, чтобы сделать его популярным.

«Сказки старого Вильнюса 3» Макс Фрай (отзыв)

Третья книга в плане времени, потраченного на чтение, затянулась. Объяснение простое — она хуже. Не вся, но местами тягомотна и непонятна. Местами всё с теми же крутыми выводами и неожиданными по силе и мудрости высказываниями, рассыпанными по всему тексту.

Почти все люди, кто читает книги, а затем пишет отзывы, пользуются вкусовыми ассоциациями для передачи своего состояния после — или во время — прочтения текста. Если к этому сборнику применять слово «послевкусие», то ассоциативно в голову придет другое слово: «осадок». Этот том будто бы осадок, остаток в ёмкости, из которой вычерпали содержимое. Там есть и хорошие части (остатки сладки) есть и похуже: со стенок соскабливается то, что раньше было частью бочки.

Не всё понравилось, но прочел не зря. Вдохновляюще и по-доброму рассказано. Мне нравится. И осадок хороший.

«Жутко громко и запредельно близко», Джонатан Фоер (отзыв)

Пока я читал эту книгу, у меня умер отчим. А много лет назад умер отец. И мне читать было худо. Болезненно. Зачем-то я ее прочел. Подумал, что, наверное, все, кто прочел, не всегда и не так переживали текст, как я. Стало легче.

Вот про дедушку с бабушкой вообще не понравилось. В целом про дедушек неясно и про бабушек вообще туманно. Иногда даже отвратительно, потому что непонятно и можно было обойтись без выебонов, поскольку ясно объяснить их историю было бы гуманнее. В этом случае стоило бы выпустить две книги: одну с изысками, другую попроще. Хотя, ведь фильм сняли. Можно считать, что попроще издание уже вышло. Но я читал посложнее.

Теперь, ребята, нужно противоядие. Нужно какого-нибудь Анк-Морпорка или нового Макса Фрая, чтобы залечить ранения. Ведь должны же они залечиться. Если Макс Фрай меня слышит, пусть быстрее выпускает своё лекарство, а то у нас тут тяжелый удар в челюсть. И если Фоер выучит русский язык, чтобы прочесть этот отзыв, то пусть знает, что конец мог быть полегче.

Зачем я это прочел?

Папу я помню все время. Он как бы со мной. Теперь и отчима помню. И конец этой дерьмовой книжки тоже у меня перед глазами. Даже когда буду смотреть в другую сторону.

А! Вот ещё что. Название создало аллюзию на роман товарища Фолкнера «Шум и ярость». И вставки от дедушки и бабушки только этот эффект усилили. Фолкнер на «Шуме» научился писать романы. Я об этом где-то прочел. А роман тот я не осилил. А этот прочел. Напрасно, наверное. Маленько потравил лучшие части души. Потом посмотрим, как их прижгло. Может быть, зарастёт и красиво потом получится.

«Творцы заклинаний» Терри Пратчетт (отзыв)

Оказывается, я не читал эту книгу. Не много потерял, поскольку про женщин не всегда интересно, тем более в фэнтези. Тем более в пародийном фэнтези. Но в целом мне понравилось. Немножко склочная бродилка и совсем в другом настроении, чем Плоский мир, который я знаю. Более степенное повествование.

Мне кажется, это хорошее чтение для деревни. Совершенно не подходит для пляжного отдыха. А вот деревенские мотивы — прекрасны, как голландская печь в дождливый день. За окном дождь и ветер, какая там рыбалка, да окучивание картохи. Сидишь с книжкой на пружинном диване, а на самом деле следуешь за орлом в другом мире, в котором птицей может быть маленькая девочка. Очень впечатляюще.

Каникулы в нынешний год, вполне возможно, я буду проводить в Плоском мире, если только Макс Фрай не подарит билет в Ехо, где у меня отдельная квартира со всеми удобствами.

«Безумная звезда» Терри Пратчетт (отзыв) — повторное прочтение

Одна сотрудница в нашей конторе за каким-то лешим мажет лицо кремом, от чего становится похожей на восковую маску с довольно привлекательным торсом. Вот и я для чего-то перечитал второй раз вторую книгу про Плоский мир Терри Пратчетта. Более раннее прочтение у меня здесь.

Выяснилось, что не помню этой книги даже в общих чертах. Запомнились только три персонажа-человека и сундук. Больше ничего не помню. Был в бреду, наверное. Читал не отрываясь от того, чем я там занимался.

Раньше не пересказывал, теперь буду пересказывать. Уж извините. Суть такова.

На мир огромной черепахи, которая несет на себе через космос четырех слонов и землю, падает зловещая звезда. По земле — недалеко, в районе самого зловонного мегаполиса — бегают два человечка: первый в мире турист (Двацветок) и несостоявшийся волшебник (Ринсвинд), в голове которого сидит одно заклинание. Заклинание попало в голову волшебника из могучей магической книги, где сидят еще семь заклинаний. У них свой резон отправить одно из себе подобных в голову волшебника. Резон этот, как понятно, спасение мира. Куда же без этого сюжета в фэнтези.

В приключение вклинивается один из самых известных героев Плоского мира — Коэн-варвар. Никакого, конечно, сходства с Конаном-варваром, но персонаж колоритный — старичок в кожаных труселях. Есть пара случайных и второстепенных персонажей и вездесущий сундук на ножках.

Из интересных мест, в которых удалось побывать вместе с Ринсвиндом и остальными: дом Смерти, компьютерный зал друидов, Незримый университет волшебников, блуждающая лавка и места, где водятся тролли. Не уверен, но думаю, что всем читателям понравится Смерть. Она, а вернее — он, вскоре станет одним из главных героев сериала.

Перечитать понравилось. В зависимости от настроения, перечитаю остальное.

«История Российского государства» книга 5 Борис Акунин (отзыв)

Весь пятый том посвящен одному царю — Петру Алексеевичу. Петр Первый вышел не очень, к чему я был готов, так как и раньше слышал критику петровских реформ. Однако, само изложение не понравилось. Ожидал от этого тома большего. Он обещал быть захватывающим, как про Годунова, но лучше в разы. Так не случилось. И если первую и последующие книги из этой серии я мог защищать за излишнюю сухость или другие огрехи, то эта вышла не то, ни сё — и мне не понравилась.

В войне со Швецией я запутался. Не обладая энциклопедическими знаниями, помнил, что был такой Карл и что-то у него было с ногой, он отступал. Прочтя книгу, много чего отложил для себя про Карла. Он вышел самым прикольным персонажем в книге про Петра. Ну, еще кое-что узнал про Лефорта и некоторые другие преобразования распределились по полкам. Но про саму войну все смешалось. Кто там куда так часто наступал, где и что происходило во время Полтавской битвы — не пойми. Частокол-частокол до Полтавы, а самой Полтавы нет. В частоколе черт ногу сломит, поскольку не всегда линейная последовательность и отвлечение на незначительные детали перемешало в голове все в кашу.

Про Петра ничего не понял. Полное враньё, что по телевизору во временя моего детства показывали, накладывалось на фактический портрет. Какая-нибудь «Россия молодая» или Меньшиков в исполнении Михаила Жарова, всплывали в памяти ежеминутно. «Мин херц, а вода-то холодная!» Я разочарован книгой, честно говоря. Хотел получить больше и сам, конечно, виноват. Петра в подробностях нет. Думал, что там будет жизнеописание, а получилось то предполагаемая болезнь, то властное самодурство.  «И дно каменистое».

Буду ждать следующий том.

«Безгрешность» Джонатан Франзен (отзыв)

Всю книгу разгадывал по учебнику: что хотел сказать автор. Как я уже говорил, что до меня долго доходит, и иногда не доходит вовсе. Смысл описания того или иного персонажа в литературе, его действий на фоне других действий, для меня скрыт. С большим трудом понимаю, для чего это все. Куда и зачем эти люди идут, зачем живут, чего хотят. Короче, проблема мотивации.

Как понял, длинная — в женской части затянутая — «Безгрешность» про порядочность. Порядочные люди в современных декорациях выглядят тронутыми налетом идиотизма. Они немного ненормальные. Вроде бы все хорошо с человеком, но он действует и выглядит немного не так, как остальные. Поэтому казалось, что Франзен описывает слегка придурковатых персонажей со своими заморочками, которые в массе среднестатистической серости раздражают неоднородностью тона.

Захватывающе в двух местах. Там, где про мужчин и где похоже на детектив. Женская часть длиннее и зануднее.

Франзен писать коротко не умеет. У него большие полотна, гигантские романы. На русский переведены три основных романа: «Поправки», «Свобода» и «Безгрешность». «Поправки» я читал. По сравнению с «Безгрешностью» они более рваные, но зато более яркие. А вот «Свободу» не осилил, так как там в характерах много противоречий и слишком много непонятных персонажей в самом начале. Я запутался и бросил. Теперь придется вернуться, поскольку «Безгрешность» мне понравилась. Только чуть позже. Пусть уляжется.

«Империя должна умереть» Михаил Зыгарь (отзыв)

Избыточно много подробностей. За ними скрывается суть вещей, хотя именно подробностями, неоспоримыми фактами, автор пытается создать объективность: этот пошел туда, этот туда, та появилась здесь, потом пришли солдаты и всех расстреляли. Близоруко. Да и, честно сказать, путаешься во всех второстепенных персонажах, которые одномоментно могут стать как первостепенными, так и двадцатыми в шестнадцатом ряду. Оперативной памяти не хватает, чтобы держать одновременное перемещение масс людей, которых называют поименно. Тот же Чехов. Вот он был, а куда делся — непонятно. Канул. Или вот Фанни Каплан. Упоминается в самом конце один раз. А Дзержинский не упоминается ни разу.

История с творчеством (а вернее, продюсерской деятельностью) Дягилева никак не вяжется с тематикой книги. Дягилев не влияет на революцию, революция влияет на Дягилева, как на всех остальных. Вместо Дягилева можно было бы вплести любого другого выдающегося человека в любом другом деле. Например, Ивана Павлова, который в 1904 году получил Нобелевскую премию в области медицины. Убери из повествования Дягилева, текст сократится, но смысл не потеряется.

Я очень надеялся, что подзаголовок «История русских революций в лицах 1900-1917» соответствует действительности. Но — нет. Это не про то. Лиц много и они меняют друг друга слишком часто. И даже массово. Очень бы хотелось, чтобы как в начале книги про Толстого пошло, а потом про другого кого-нибудь и получилась бы полифония. А так вышел гвалт.

Параллели с современным миром совсем не раздражают и не мешают. Если кому мешают, то можно все эти сноски не читать. А мне даже понравилось, это хотя бы понять помогает, в отличие от попыток создать объективность при описании броуновское движение.

«Пост сдал» Стивен Кинг (отзыв)

Это третья книга трилогии о Ходжисе. И она самая худшая из серии.

Во-первых, слишком вымучено и замысловато. Юзать страх в отношении электронных девайсов — заигрывать с туповатой аудиторией. Думаю, что у Кинга другой тип читателя.

Во-вторых, два предыдущих детектива были менее затянуты. А в этой книге прореха шитая белыми нитками на самом видном месте.

В-третьих, мне не нравится Ходжес как персонаж, а его слишком много в данной истории. Если посмотреть на его поступки с точки зрения реального и здравомыслящего персонажа, действия Ходжеса покажутся несовместимыми с поступками положительного персонажа. А он выводится Кингом как положительный. Выводится, выводится, но не выводится.

Короче, дребедень. Рад, что она закончилась. Эпизод с пургой, кстати, понравился. Привет тебе, Квентин.