читальня

«Июнь» Дмитрий Быков (отзыв)

Первая часть была задорной и веселой. Даже несмотря на мелкотрагичность событий, в ней был здоровый и не очень юношеский секс и интересы. А главное, присутствовали события: приключения и злоключения. Этот текст особенно приятно было читать после «Шантарама». Мир без наркотиков — словосочетание расхожее, но сюда подходящее.

Во второй части сидят в засаде умствования. Она мне показалась гораздо зануднее. Рассуждения о войне и политика, которую сейчас трудно воспринимать — кто там против кого, да почему. В первой части понравилась динамика повествования, а во второй — в её середине — размытость сюжета отвлекала внимание. Однако очень понравилось описание множества личностей, которые включает в себя сущность главного героя.

По всему тексту встречаются утверждения автора, повторяющиеся из лекции в лекцию в радиопрограммах, которые ведет Быков, или на его встречах. Они удачные, точные и запоминающиеся. Показалось, что в романе существует какой-то символизм. Какой конкретно, я не понял, поскольку как символист я не очень.

Читать стоит в бумажном варианте. Интонации автора, который прочитал эту книгу в аудио, иногда передают не то, что он сам же и описывал. В некоторых местах чтец просто не попадает в контекст повествования. Хотя, конечно, Быков читает много лучше, чем любые артисты. Оттенки текста можно добавлять по собственному разумению, а магнетизм автора не заменит ничто. К тому же, первая часть написана так хорошо, что можно и слушать и перечитывать.

Третья часть убедила, что в книгу три повести не должны были входить, поскольку общее в ней только то, что люди ждут войну. Третья часть это вроде переклички с «Парфюмером» и конец её такой же, как и там. Только не очень ясный, как и вся подводка к развязке. Перелом незаметен: то герой против войны, то бегает с идеей войны. Непонятно. Вот тут разбираться не хочется. Он просторечный, языковатый, написанный другим материалом на другом холсте. Вероятно, на изнанке.

Эпилог как маленькая зарисовка, которая кончается предсказуемо. Кстати, в этом есть отличие от второй части, которая заканчивается не совсем банально. А первая заканчивается вообще никак. Вот её можно было бы продолжить. Но вряд ли автор будет это делать, даже если его попросить.

«Шантарам» Грегори Дэвид Робертс (отзыв)

Все читают, поэтому я тоже прочёл.

Обложка сбивает с толку. Она не сочетается с этим длинным романом. Она как картинка на открытке с весенним половодьем, на оборотной стороне которой бабушка поздравляет с летним днем рождения. Ну или если эта же картинкой иллюстрируют повестку в армию. Полное фуфло. Никаких арабских сказок или золотых завитух тут не найдёте. Любовная линия существует, конечно. И можно было бы — чтобы совсем испортить — воткнуть на передний план пару, которая стоит так, как не стоят влюбленные никогда: друг напротив друга, взявшись за руки. И закат.

Многими местами похоже на «Фиесту» Эрнеста нашего Хемингуэя. Только без повторов, но с некоторым романтическим нуаром. Мне очень нравится «Фиеста», но по сравнению с ней «Шантарам» почему-то менее реалистичен. В нем есть дружба, но она будто бы опереточная партия. «И восходит солнце», несмотря на все хемингуэевские начёты, мне вспоминается довольно часто — в нужном и в ненужном месте. А вот насчет «Шантарама» посмотрим. Кстати, это напрямую связано с образом Хемингуэя и Робертса. Первый симпатичнее, чем второй. Алкоголизм он как-то ближе, чем наркомания.

Сентиментальные части мелодраматичны. Если драки описаны довольно подробно, то любовные сцены схематичны. Исходя из этого, можно предположить, что перед нами боевик.

Философские куски вызвали восторг. Они не неожиданны — повествование довольно ровное — но непривычны для такого рода текстов. Морализаторство интересно само по себе, но не очень вписано в сюжет. То беда любого вывода, который никак не исходит из заданных параметров. Опять же, выбивается из привычной хроники отстрела противника в фильме «Командо». Арнольд не останавливается и не рассказывает в экран физику процесса. А здесь как бы это присутствует.

Кстати, вот еще про Хема. У него писатель на протяжении книги пишет. А у Робертса писатель вообще не пишет. В парочке мест упоминаются записи, но нет нигде их как вид деятельности. Робертс если и пишет где-то (оба писателя делают автобиографичные книги), то за пределами тела текста.

Военная часть сначала удивляла, поскольку про Афганистан привычно думать иное, но потом все эти душманы надоели. Они слишком долго воевали и их было много (на самом деле, не тотально), так что я запутался в именах на этом этапе и перестал отличать, что не отразилось на процессе слежения за сюжетом.

Ну, так неплохо. Длинно. Это в данном случае хорошо. Хорошо, что длинно. Я посмотрю пару рецензий позже. Не знаю подробностей о Робертсе. Там вроде бы есть интересные факты. Хочу узнать.

Подобрал кое-что для чтения на май

Краткое содержание рассказов Чехова: «У знакомых», «Ионыч», «Человек в футляре», «Крыжовник»

У знакомых

Прогулявшее и упустившее имение сквозь руки (в основном, сквозь руки главы семьи) семейство приглашает некого старого знакомого либо чем-то помочь, либо жениться и опять же помочь. Человек приезжает, оставив дела в городе, в деревенскую праздность. Тут все на своей волне. И вроде как всё раздражает. Особенно назойливый мот-отец семейства с его дурацкими поговорками. Его жена хлопочет вокруг детей, а знакомая детства хочет замуж. Поняв, что одну воду не входят дважды, человек скоро уезжает.

Ионыч

Бедный земской врач — Старцев Дмитрий Ионыч — решил посвататься к дочке из популярной в округе семьи. Та посмеялась над ним, пригласив ночью на кладбище, а сама не пришла. Он попробовал с ней объясниться, но девушка его отвергла. Врач погоревал-погоревал, и занялся своей практикой, которая стала расти. Девушка же поехала учиться в консерваторию. Неудачно — пианисткой стать не получилось, вернулась к отцу и матери. Решила вернуть любовь врача, но ничего не вышло. А врач стал успешным в местных масштабах, потолстел и о любви и о том, чтобы заезжать в популярное семейство, думать перестал.

Человек в футляре

Два охотника ночью. Один другому рассказывает про то, что знал учителя, который служил в их гимназии и доводил запреты и правила для самого себя и окружающих до предельной степени. Самоограничение было заметно даже в одежде. Между тем, приехал в гимназию другой учитель с сестрой из Малороссии. Учителя решили женить ограниченного человека. Дело вроде бы пошло хорошо, поскольку закованный в собственные ограничения учитель влюбился. Однако какой-то шутник нарисовал его вместе с сестрой хохла в комическом виде. Тот стушевался и замкнулся. Более того, увидел свою возлюбленную катающейся на велосипеде. Пришел высказывать неодобрение хохлу. Тот был не в духе и спустил человека с лестницы. А тут сестра некстати вернулась и нечаянно рассмеялась. Это очень подействовало на футлярного человека и он слег, а вскоре умер. Одна из фраз рассказа стала расхожей: «Признаюсь, хоронить таких людей, как Беликов, это большое удовольствие».

Крыжовник

Те же охотники, что и в рассказе «Человек в футляре» попадают под дождь и идут в гости к ближайшему помещику. Там уже второй охотник рассказывает историю. У него есть брат, который имел мечту поселиться в деревне. Для этого и женился на некрасивой вдове, которая умерла вроде бы даже от скупости этого брата. Его мечта могла меняться в деталях, но во всяком случае присутствовали кусты крыжовника. И вот, наконец, герой рассказа купил имение, и рассказчик — брат его — приехал к нему поглядеть. Гостю принесли первый уродившийся крыжовник. А хозяин имения этому крыжовнику очень радуется. Рассказчик в конце разражается длинной и не вполне ясной морализаторской речью о счастье и несчастье.

«Нетопырь» Ю Несбё (отзыв)

Этот роман прочитал, разорвав чтение на три неравных части. Самая маленькая часть — серединная — не понравилась. Это было как будто икота посреди выпивания вкусной воды или чего-нибудь там ещё. В целом, очень даже ничего. Причин, почему понравилось, несколько. Во-первых, я не избалован детективами. Во-вторых, мне северные оттенки в южном колорите нравятся. В-третьих, не глупо и не скучно.

Предполагал, что всю серию буду читать, но, вероятно, буду чередовать с чем-нибудь ещё. Это хорошее, богатое чтение, но откуда оно выходит, мне не нравится. Анализирую так: люди читают детективы, когда там есть смерть (про кражи не очень интересно). Смерть привлекает как крайняя форма преступления. Запутанность сюжета и все такое. Не хочу скатиться до морализаторства, но все-таки убийство же… Это очень же плохо.

Но! Там интересно про Австралию рассказано. Это ко всей колористической и детективной баламути огромный плюс. Читать дальше буду. Несбё, слышишь меня? Читать, говорю, буду. Может быть — надеюсь на это — не изменю своего положительного мнения об you.

«Кратчайшая история времени» Стивен Хокинг (отзыв)

Товарищ посоветовал. Говорит, прочти. Прочел. Ничего особенно нового или впечатляющего не нашел. До прочтения знал. И мне было, извините, скучновато. В некоторых местах, особенно путанных, пропускал. Не много потерял, поскольку в активном лексическом багаже имеются такие слова как сингулярность и теория струн. Я интересовался ими, когда с товарищем спьяну спорили о происхождении Вселенной, о том, кто мы такие (пьяные неучи) и как понять законы мироздания. Кстати, про мироздание было почти просто — не быть избитым, и самому кого-нибудь не избить. Вот и вся недолга.

Короче, не понравилось. Моего товарища, который советовал, поразила мысль, высказанная Хокингом, о том, что теория с черепахами, на которых расположена земля, является такой же теорией (с теми же правами), что и теория относительности. Что эта теория настолько же может существовать, насколько существует эйнштейновская формула мира. Блин, а это разве было не ясно ещё до прочтения? Конечно, она такая же теория. И, конечно, всякие дураки типа меня будут думать, существует ли луна, когда на нее никто не смотрит.

Кстати, когда я читал «Жутко громко и запредельно близко» там тоже был эпизод про Хокинга и эта книга упоминалась. Не знаю, зачем я это отметил здесь. Пусть будет.

«Ещё один великолепный миф» Роберт Асприн (отзыв о книге)

Это небольшая и старая (1978 год) книга. Вероятно, стоит во втором ряду от Желязны и начинает сериал, который называется МИФ. Сериал включает в себя 19 книг.

На русский переведена очень хорошо. Видны старания переводчика. Трудные места с аллюзиями на образцы американской культуры не всегда получаются ровно, но если кому не нравится, пусть сделает лучше.

Раньше я слышал об этом писателе, но забыл. В поисках хорошего, доброго фэнтези-сериала, нашел вот этот. Первая книга в целом понравилась. Не сказать, что прям ах какой заверченный сюжет, но что вы хотите — семидесятые годы прошлого столетия. Сойдёт для сельской местности. Кстати, в прямом смысле. Отлично читать это в деревне, когда на улице дождь. Вот, например, как сегодня. Но для меня эта книжка уже кончилась, пора тянуться за следующей.

Кстати, Роберт Асприн, спасибо за доставленное удовольствие. Однако, название все-же дурацкое. Какое-то детское, не обещающее ничего остроумного. Но это не так, хотя, конечно, юмористическое фэнтези это не образец жанра. Обязательно было бы полотно из имен рыцарей, полифонию и мрачность церемониальных описаний. Это вам в другую дверь. Философию, нравоучения и жизненный опыт офисной вонючки можно без труда добавить мысленно, тогда выйдет вполне современное чтение. А так, это как бы подростковый текст. Ну и пусть. Мне понравилось.

Европокеты — книжный формат с разворотом в 360 градусов

«Эксмо» начинает выпускать книги в современном формате «европокет». Такая книга компактнее аналога в твердом переплете и долговечнее «покета». Мягкая, но прочная обложка «европокета» разворачивается на 360 градусов и не расклеивается. В планах за полгода 50 изданий в этом формате. На широких полях можно делать заметки, крупный шрифт не напрягает зрение, клапаны на обложке работают как закладка.

Вдохновляет, что «еропокеты» это история про офлайн. И то, что издательство будет штурмовать формат, чтобы сделать его популярным.

«Сказки старого Вильнюса 3» Макс Фрай (отзыв)

Третья книга в плане времени, потраченного на чтение, затянулась. Объяснение простое — она хуже. Не вся, но местами тягомотна и непонятна. Местами всё с теми же крутыми выводами и неожиданными по силе и мудрости высказываниями, рассыпанными по всему тексту.

Почти все люди, кто читает книги, а затем пишет отзывы, пользуются вкусовыми ассоциациями для передачи своего состояния после — или во время — прочтения текста. Если к этому сборнику применять слово «послевкусие», то ассоциативно в голову придет другое слово: «осадок». Этот том будто бы осадок, остаток в ёмкости, из которой вычерпали содержимое. Там есть и хорошие части (остатки сладки) есть и похуже: со стенок соскабливается то, что раньше было частью бочки.

Не всё понравилось, но прочел не зря. Вдохновляюще и по-доброму рассказано. Мне нравится. И осадок хороший.

«Жутко громко и запредельно близко», Джонатан Фоер (отзыв)

Пока я читал эту книгу, у меня умер отчим. А много лет назад умер отец. И мне читать было худо. Болезненно. Зачем-то я ее прочел. Подумал, что, наверное, все, кто прочел, не всегда и не так переживали текст, как я. Стало легче.

Вот про дедушку с бабушкой вообще не понравилось. В целом про дедушек неясно и про бабушек вообще туманно. Иногда даже отвратительно, потому что непонятно и можно было обойтись без выебонов, поскольку ясно объяснить их историю было бы гуманнее. В этом случае стоило бы выпустить две книги: одну с изысками, другую попроще. Хотя, ведь фильм сняли. Можно считать, что попроще издание уже вышло. Но я читал посложнее.

Теперь, ребята, нужно противоядие. Нужно какого-нибудь Анк-Морпорка или нового Макса Фрая, чтобы залечить ранения. Ведь должны же они залечиться. Если Макс Фрай меня слышит, пусть быстрее выпускает своё лекарство, а то у нас тут тяжелый удар в челюсть. И если Фоер выучит русский язык, чтобы прочесть этот отзыв, то пусть знает, что конец мог быть полегче.

Зачем я это прочел?

Папу я помню все время. Он как бы со мной. Теперь и отчима помню. И конец этой дерьмовой книжки тоже у меня перед глазами. Даже когда буду смотреть в другую сторону.

А! Вот ещё что. Название создало аллюзию на роман товарища Фолкнера «Шум и ярость». И вставки от дедушки и бабушки только этот эффект усилили. Фолкнер на «Шуме» научился писать романы. Я об этом где-то прочел. А роман тот я не осилил. А этот прочел. Напрасно, наверное. Маленько потравил лучшие части души. Потом посмотрим, как их прижгло. Может быть, зарастёт и красиво потом получится.