Полечка, завтрак, пробка, соцсеть, Империя, реклама и лопатой по лицу

Я передрал вашу полечку на современный манер: «Что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда я ем рулет мясной…» Ля-ля-ля

***

Завтрак. Какое странное слово. Оно о том, что будет завтра. Логичнее было бы назвать сегодником. Обед мог бы быть дневником, ужин — вечерником. Нет, вечерник не подходит. Близко к слову вчера. Ужин будет говнищем, чтобы по типу борьбы с курением прививалось отвращение нажираться.

***

Хуябрь

***

В этой пробке даже звонить никому неохота. Выключил музыку, запахло пластиком. Сижу в тишине. В левом ряду у четырех автомобилей случка. В правом таксисты отсвечивают мобильниками. Урод с ванной на башне щекочет брюхо разделительной полосой. Два часа такой радости.

***

Можно было бы соцсети (или хотя бы одну из них) объявить территорией психоанализа. Карманный психоаналитик, который всегда с тобой. Он в любое время освободит тебя от лишних мыслей и снимет напряжение. Колодец, в который можно высказаться. А пока что в этом колодце что-то сидит.

***

После «Империи…» так устал от революционеров, что по услышав по радио упоминание о них, переключил канал. На очереди лежит недавно вышедшая акунинская «История…», которую ждал давно, поскольку там царь Петр и все очень интересно. Однако, с исторические труды пока на паузе.

***

Реклама каких-нибудь книг нам говорит, что если мы будем много читать, то станем ботанами с плохим зрением и вообще женщинами. С женщинами в рекламе вообще беда, поскольку любая мойка утверждает о том, что там работают девушки в легкой и влажной одежде. А это не так. Я проверял.

***

А вот еще про рекламу. Что если бы вся реклама состояла из полезных советов, как в метро: стойте справа, проходите слева. Утром включил радио, а тебе: «Павлик, надень шапку!». Или: «Будь ровным и веселым!». Или: «Не читай плохих новостей, они к твоей жизни не имеют отношения».

***

Старшая сегодня в бабочках. Получила комплименты и лопатой по лицу от завистницы. Пришлось зарисовывать синяк аквакрасками, отчего Старшая стала ещё краше. Неумолимая сила красоты.