Любите ли вы эти зассанные места, как люблю их я?

Набор блокнотов для рисования

Скоро в школу. Лету конец.

Увлекаюсь блондинками

«Кради как художник» Остин Клеон (отзыв о книге)

Это микрокнига. Выглядит, как книга, но на самом деле, внутри несколько мотивационных идей, написанных посреди листа, на другом листе разворота обычно какая-нибудь картинка. Сами идеи друг с другом связаны мало. Одна лишь центральная мысль: заимствуй и будь счастлив.

Я прочел у одной девушки в Twitter: когда смотрю на западный нон-фикшн, спрашиваю себе — а что, так можно было? У меня тот же вопрос. Если — да, то можно выпустить таких изданий столько, что Дарья Донцова обзавидуется производительности. Но продвижение конкретно этой книги было такое, что невозможно было её не заметить. Пришлось ознакомиться с содержанием. Не очень раздосадован тем, что ознакомился — наоборот, мотивационная часть у нее крутая. Но все-таки это не книга. Это набор посылов, снаружи выглядящий, как книга. И, конечно, он не стоит того, чтобы покупать издание. Это все равно что потратиться на журнальную статью в размере стоимости полноценного классического издания «Трех мушкетеров».

Кроме того, не нравится сам посыл маркетинговый. Слово «кради» именно для того, чтобы зацепить внимание. Это плохо, когда так. Ну, как делать что-то назло, для того, чтобы заметили. Гадить в подъезде во имя добра и справедливости.

Книжку надо полистать творческому человеку. Рекомендую это делать в электронном виде. Скачать pdf и полистать. Час времени и свободен.

Трудовые будни — праздники для нас!

Новостной фон

Давненько не ездил в электричках

Гантели, не петь, шрам, испанский стыд, мужество, август

Некоторые худеют к лету. Я сам член клуба пыльных гантелей, поэтому знаю, о чём говорю. Но вот, знаете, ещё смешнее, когда девочки загорают для посещения метрополитена. Ну или мучительно выбирают туфли, чтобы ходить за молоком. Не знаю, что в этом возмущает лично меня.

***

-Папа, можешь не петь?
-Тебе не нравится?
-Нравится. Только противно.

***

Мужчины массово ищут шрам на указательном пальце левой руки. Дескать, такой шрам есть у всех. У меня таких шрамов нет. Вероятно, я левша, потому что на правой руке шрам есть. Я даже помню, как его получил. Меня укусила крыса по имени Чехов. Она потом умерла в чулане от чего-то.

***

Выяснил, что такое испанский стыд. На дороге какой-то хрен с блатными номерами вел себя, как трамвайный хам. Оказалось, что это мальчик из нашего офиса. Острое чувство стыда. Вряд ли извинится, как сделал бы я. И исправить чужое поведение невозможно, вот что угнетает.

***

Нуждаюсь в программе тренировки мужества. Это типа когда молчат, даже если очень хочется сказать. Не скандалят по пустякам и не скандалят по серьезным поводам. Снисходительность при явной и недвусмысленной просьбе дать в рыло. Спокойствие, внутренняя рассудительность и мудрость.

***

Август. Солнечно и пыльно. Еду на велосипеде вдоль пустого и чужого СНТ. Лесная тропа, запахи детства. Штиль. Мечтаю о мороженом. За деревьями прячется безделье и паучьи сети скуки. Я счастлив.

«После…» Гийом Мюссо (отзыв)

Роман последователен. Это обстоятельство радует после разорванных повествований. Очень распространенный прием: забежать вперед, потом вернуться, потом прыгнуть вбок, потом покрутиться на месте. В данном случае ничего такого нет — изложение прямое, как стрела. Воспоминания или отсылки к прошлому в тех местах, в которых нужно. Слишком простое и наивное содержание.

Однако, Мюссо делает такие чудовищные ошибки в действиях персонажей, и так психологически недостоверно заставляет их действовать, что повествование похоже на правду. Хотя, конечно, куда там… Тут же про смерть рассказывается, про мистическое и таинственное. Без обыкновенных чуд не обошлось. Эти чуда нужны в тех ситуациях, когда нельзя вывернуть сюжет и ничего другого не придумывается. В этом откровенная и даже поразительная слабость текста.

Хуже всего — внутри романа абсолютно неправильная и вывернутая наизнанку мораль. Можно было чуть-чуть подправить сюжет, тогда бы «После…» смог бы соперничать с другими сопливыми мелодрамами. Но в конце книги такой размашистый и уродливый мазок, который ни проигнорировать нельзя, ни обойти стороной, ни простить автору.

К сожалению, книгу рекомендовал бы читать только для упражнений в чтении. Для другого она не подходит. Жизнеутверждающие нотки в ней есть, но, вежливо сказать, спорная мотивация и моральные установки аж четырех главных героев (там у них у каждого проблемы с этим) не сделают этот роман вашим любимым. «После…» вам снова захочется чуть более сложных текстов.